18.03.2023

Война глазами девочки Светланки

В основе этого текста – воспоминания моей двоюродной сестры. Светлана Ивановна Удодова – ветеран педагогического труда, Заслуженный учитель школы РСФСР.

В основе этого текста – воспоминания моей двоюродной сестры. Светлана Ивановна Удодова – ветеран педагогического труда, Заслуженный учитель школы РСФСР. Она родилась в 1940 году и своего папу, Ивана Максимовича Штрыкова, пропавшего без вести где-то на Курской дуге, совсем не помнит. Но свято хранит фронтовые треугольнички с его письмами жене (маме Светланы), в которых через строчку – нежные слова о любимой и единственной ясноглазой доченьке…
Момент оккупации родного Ремонтненского района, а тем более его освобождения вскоре за победой под Сталинградом, Светлана ясно помнит, хотя и была совсем ребенком. Те события легли на чистый лист детской памяти таким грузом, над которым время не властно. Кроме того, сестра собрала много воспоминаний родных и близких, переживших Великую Отечественную. А как писал главный маршал Сталинградской победы В.И. Чуйков, живое слово очевидцев о горестях и радостях войны – бесценная часть духовного арсенала народа. Итак, это было между Волгой и Доном 81 год назад.

Светлана с мамой 1942 год. Перед оккупацией С внучкой Юлей. Спустя более 70 лет Враги пришли на рассвете

Первые проводы на фронт в Ремонтном прошли уже 23 июня. Вскоре район сформировал из добровольцев народного ополчения и казачью кавалерийскую сотню, которая уже в середине октября 1941-го влилась в четвертый Зимовниковский Донской казачий полк и героически сражалась. В целом же конец 1941-го остался в памяти большинства старожилов нашего района как год напряженного труда на Победу. Люди с огромным напряжением трудились на полях и фермах, многих послали на строительство оборонительных позиций под Сталинградом, по линии вдоль Дона. А в августе 1942-го война докатилась непосредственно до наших мест.

Бойцы и командиры 91-й стрелковой дивизии 51-й армии 4-го Украинского фронта (позже к ее названию добавятся Краснознаменная Мелитопольская) в эти дни обороняли район от фашистских захватчиков. Да, это были бои местного значения. Но наше командование придавало им огромное значение. Чтобы собрать силы для прорыва в Сталинграде, нужно время. И для этого наряду с другими соединениями уже почти обессиленная 51-я армия героически держит оборону от станицы Пролетарской до железнодорожной станции Котельниково, обороняет Зимовники, помогая ослабить натиск фашистских войск.

Бои в донских степях На Сталинград

Напомним: всего несколько дней назад, 28 июля 1942 года, вышла директива № 227 И.В. Сталина, известная всему миру как приказ «Ни шагу назад!» Отступать, действительно, было некуда. Наши защитники из последних сил сковывают, сковывают врага. Да, в широком коридоре между Доном и Северским Донцом наши армии пока отступают. Но это уже организованный планомерный отход для восстановления сил и пополнения. Все еще более сильный противник ломает наше сопротивление и неумолимо приближается к Ремонтному со стороны Элисты. Заняты врагом хутора и села Раздольное, Киевка, Подгорное. В 6 часов утра 12 августа наши защитники приняли бой в трех километрах от Ремонтного. Противник открыл минометный и артиллерийский огонь по селу.

Та же 91-я стрелковая дивизия 51-й армии 4-го Украинского фронта, оборонявшая мое родное село, уже 28 декабря того же 1942-го освободила Ремонтное (прим. авт. К слову, именно в 321-й полк этой дивизии в тот же день, 28.12.1942, в 16 с половиной лет добровольцем вступил и мой папа Павел Никитович Сиротенко. Он участвовал в освобождении родного района, прошел с боями Зимовниковский и Орловский, освобождал Украину, Эстонию, Латвию, Литву. Победу встретил, будучи курсантом военного училища в Саратовской области, куда был направлен после ранения и госпиталя).
Но в августе 42-го до Победы было еще очень далеко… Вот что пишет о тех страшных днях
С.И. Удодова:

– В 11 часов 12 августа Ремонтное было оккупировано. В село вошли румынские союзники Гитлера и присоединившиеся к ним представители «пятой колонны» из числа крымчан, кавказцев и калмыков. Вот почему часть этих народов уже в 1943 году была депортирована в Среднюю Азию. В этих же событиях – глубинные причины волнений и беспорядков, которые прокатились по регионам, куда спустя годы реабилитированные возвращались из высылки – местные жители их не принимали. «Обиженные» советской властью пособники врага для многих были и остались предателями. Такова правда истории.

Обелиск за околицей

С.И. Удодова рассказывает:

– А тогда, в августе 42-го, сразу же за румынами в село вошли карательные отряды. Не помню их немецкое название. Ремонтненцы между собой звали этих вояк хохлами и говорили, что в основном они из западных краев от Львова до Харькова. А произносимое шепотом слово «бандеровцы» запомнилось как самое страшное из моего детства… Они поразительно быстро освоились у нас в районе: у многих с давних времен здесь жили земляки и даже родственники. Местные женщины, говорившие на близком им диалекте, недоумевали:
– Наши мужикы пишлы воюваты протыв фашистив. А вы идитэ з нимцами, як братья?
«Хлопцы» отвечали:
– О, тетка, нам при нимцах дюже гарно жилось!
…Боясь преследования, как жена политработника Красной армии, мама со мной поначалу скрывалась на хуторе Вольном у родственников. Но вскоре я заболела дифтеритом, и мама от безвыходности решила вернуться. Всю ночь провела в страхе, идя со мной на руках в неизвестность. Мы выжили чудом.
Тем временем полицаи вели «зачистку» района: уничтожали евреев, цыган и коммунистов.

Многие старожилы вспоминали эту бедную еврейскую семью с шестью детьми мал-мала. К ним полицаи пришли ночью. Взрослых застрелили, а детей отравили: мазали им над верхней губой какой-то мазью. Затем начали собирать беженцев, которые прибыли к нам в район из Белоруссии, Западной Украины и Молдавии. (Их, человек 300, тогда расселили по разным селам и хуторам). И теперь при активной помощи местных полицаев горемык стали собирать в райцентр, обещая отвезти на ж/д вокзал в Зимовники, а оттуда – в Киев. Дескать, они будут работать на заводах и жить, как в раю. Обещанный «рай» горемыки нашли в песчаном карьере на окраине Ремонтного. Это я знаю со слов очевидца, близкого родственника Михаила Тихоновича Немашкалова и односельчанки Анны Мирошниченко. Михаилу Тихоновичу было 11 лет, он в тот день пас овец в километре от карьера. Анна с группой таких же детей и подростков с улицы Первомайской ползком пробрались к карьеру через сады и балки. Дети увидели все своими глазами.

Мужчинам велели копать яму. Потом всех раздели до нижнего белья. Через яму перебросили доску и приказали идти по ней. Когда человек доходил до середины, его толкали прикладом ружья и упавшего убивали. Женщин с детьми на руках (малышам перед этим опять же чем-то мазали над губой) просто толкали в яму и стреляли. Один отчаянный мужичок попытался спастись. Улучив момент, помчался к домам и забежал во двор к Немашкаловым. Двор опоясывала канава с огромными лопухами. Под ними прятались наблюдавшие за казнью дети Лида, Валя и Иван. В лопухи нырнул и несчастный беженец. Перепуганные они молча смотрели друг на друга. А среди двора, белая как смерть, стояла хозяйка дома Марфа Максимовна. Забежавшие во двор полицаи тут же обо всем догадались. Нашли и увели беглеца.

Обелиск в Ремонтном Обелиск в Ремонтном

Произошло это 14 сентября 1942 года.

Как и повсюду на оккупированной земле, на территории Ремонтненского района фашисты чинили зверства, но встречали и сопротивление.

На окраине села, известной в народе как Пески, спустя годы установили памятник Дусе Кучеренко, казненной немцами за срыв фашистских приказов и плакатов. Из уст в уста передается в селе эта история. Очевидцами расправы с отважной девушкой были и наши родственники. Анна Никитична Моргунова рассказывала:

– В каждом селе и хуторе немцы развешивали приказы к населению о подчинении новой власти. Дуся как-то шла к родственникам в село Валуевку. Увидев на столбе немецкую листовку, она сорвала ее, скомкала и бросила на землю. Это увидели полицаи и схватили девушку. Привязав ногами к мотоциклу с коляской, они потащили ее в Ремонтное в полицейский участок.

Видела это и Надежда Тихоновна Немашкалова:

– Из Валуевки мчался мотоцикл, который волочил по земле привязанную к нему девушку. Въехав в село, полицаи бросили тело в Песках (где сейчас стоит обелиск Дусе Кучеренко). Ночью родные Дуси увезли тело…

И аз воздам

Но уже в декабре 1942 года армия Р.Я. Малиновского начинает теснить немецкие танковые части, рвавшиеся на выручку Паулюсу в Сталинград. Фашистам оставалось пройти до них около 40 километров… Но наши защитники их не пропустили. Потрепанные немецкие танковые дивизии отступают к Зимовникам. Деморализованные части их приспешников румын бредут, не оказывая никакого сопротивления, в обратную сторону от фронта…

Неизгладимый свет оставили события тех дней в памяти моей сестры:

– …Управившись с «зачисткой» села уже глубокой осенью, каратели выдвинулись на станцию Котельниково, чтобы на поезде въехать в Сталинград. Но не тут-то было. В Котельникове шел жестокий бой. Тут-то многие румыны, южный народ, не выдержав мороза и огня, развернулись в обратный путь, побросав винтовки. Двигались тем же маршрутом, как и на станцию, но уже пешком. Другие каратели – из заградотрядов – пытались вернуть дезертиров. Как это у них получалось – можно судить по тому, что балки были усеяны трупами румын. Дело в том, что фашисты пытались остановить дезертиров и с самолетов. И летчики, не разбираясь, кто есть кто, расстреливали всех подряд.

Остатки румынской дивизии брели, откуда пришли, отдельными жалкими группами. Они уже не похожи на завоевателей: только бы согреться и поесть.

Одна группа румынских солдат все же добралась до Ремонтного. Не забыть их «победного» вида. Будто французы в войну 1812 года, плелись насквозь промерзшие и голодные вояки, обмотав ноги и головы каким-то тряпьем. Человек пять-шесть зашли и к нам в дом. Дедушка сидел в спаленке у окошка (он уже сильно болел), бабушка растапливала печь, я в испуге забилась в уголок на кровати. Разговаривал с нами один, судя по всему – старший, из закарпатских (его речь была понятна). Посмотрев на меня, сказал: у меня дома двое таких. И дал мне две шоколадные конфеты. Но было так страшно, что к сладости я не прикоснулась. Солдаты стали жаловаться на свою долю. Дедушка и рубанул:

– Так какой черт вас сюда принес?!

– Нам, – отвечают те, – Гитлер землю в России обещал.

Долго говорили они, я не все поняла. Отогрелись и побрели дальше. Куда, зачем – понимают ли и почти через век те, кто мечтает о лакомом кусочке российской земли? Но рано или поздно приходит возмездие.

Материал подготовила Ольга КУЗЬМИЧЕВА. «Волгодонская правда» №7 от 25.02.2023 г.

Оформите подписку на наше издание, чтобы узнавать больше новых историй.
Читайте интересные новости «ВП» в Telegram , ВК и Однокласскинах

Последние новости

В РостГМУ школьникам вручили сертификаты выпускников проекта «Предуниверсарий»

В РостГМУ юным слушателям четвертого выпуска «Предуниверсария» вручили свидетельства об окончании курса обучения.

Россиян предупредили о новых кишечных инфекциях

Виктор Малеев  отмечает, что продолжают появляться новые кишечные инфекции, например, диарея при коронавирусе.

Новым председателем Ростовского облсуда может стать судья из Воронежа

Председатель Воронежского облсуда Василий Тарасов выяступает в качестве кандидата на должность председателя Ростовского областного суда.

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *